Почему игра важнее всего для ребенка
Mom's

Stop schooling, start playing with children!

Анна Покровская, детский психолог, провела мастер-класс об игре в жизни взрослых и детей, как и сколько родителям играть с детьми (спойлер – немного, так что не бичуйте себя) и какие игры помогают избавить ребенка от агрессии, застенчивости, обиды, страха, ступора. Мероприятие организовала Илона Родзина, основатель Kukushka Secret Place, за что огромное спасибо! И как говорится: «Я там была и все записала!»

Как только мама с сыном садились в машину, ребенок начинал просить: «Дай мне то, дай это». Мама за рулем, он – на заднем сидении, и достать что-либо невозможно. Просьбы сменялись требованиям, требования – криком, а полученные отказы – истериками. Каждая дорога в комфортной и удобной машине превращалась в клубок нервов и напряжения. Что происходит? Мама не понимала и обратилась к психологу.

Детский психолог не может спросить: «Ну, и что тебе не нравится? Тебя возят на машине! Чего истерику устраиваешь?» Психолог предложила мальчугану поиграть. Вот – площадка с песком, вот – игрушки. «Во что играть будем?» Мальчик начал расставлять животных и заводил их в игру. А психолог спросила: «Можно я буду бегемотом и поиграю с тобой вот здесь?» Кивнул. Игра идет, герои развиваются и в какой-то момент бегемот начинает требовать: «Дай мне то!» Мальчик дал. «Нет – то!» — начал прикрикивать бегемот. Мальчик встрепенулся, и побыстрее дал. «Нет – это!!!! А-а-а-а!!!!» — уже валяется по песку и истерично топает ножками бегемот. Он стал очень непослушным, капризным. Как мальчик не пытался ему угодить, все не получалось.

Игра закончилась. Мама с мальчиком уехали домой, а вечером психолог позвонила: «Как сын вел себя в машине, требовал что-то?» «Нет, он был спокойным», — ответила мама.

Игра – исцеляет, развивает, направляет. Игра – это главный ресурс детства.

ilona rodzina secret place kukushkaАнна Покровская, детский психолог, говорит, что природная задача детей, потребность их мозга – играть. Потому если вы играете с детьми или они играют произвольно – они стремительно развиваются. И это лучше, чем водить на тысячу кружков и подготовок к саду/школе. Поверьте, в игре дети восполняют природные потребности – познают мир, выплескивают эмоции, закрепляют полученный опыт, познают свои грани, изучают новый опыт. А когда в игру подключаетесь вы – взрослые – наблюдаете и что-то предлагаете, вы лучше понимаете опыт ребенка и можете режиссировать его поведение (методика Гордона Ньюфелда, автора Теории привязанности) или дорисовывать (методика Шалвы Амонашвили, автора гуманной педагогики).

Важно! произвольная игра разворачивается, когда ребенок находится в покое – нет физической усталости, стабильный эмоциональный фон семьи.

На самом деле, игра в нашей жизни, если мы развиваемся, не заканчивается. Смотрим фильм, сопереживаем актерам – и это игра. Мы к ним присоединяемся эмоционально, а значит, уже играем.

Когда мы смотрим на отражение неба в лужах – тоже играем.

Есть выражение «жить играючи». Так вот древние греки в этом процессе были мастерами. Они играли постоянно. Достижения, открытия, победы – отмечали всегда пышно и ярко. Они примеряли на себя роли постоянно, играя в театре или на торжествах. Именно в этом нюансе – когда мы примеряем на себя чужие роли – таится что-то из сферы терапии с психологом. Все это происходит понарошку, не взаправду, и максимально расслабляет психику. Нам тогда будто легче чувствовать. Защитные механизмы исчезают. И мы – «лечимся».

Игра – это процесс, когда мы расслабляем мозг и полностью переключаемся.

У детей же нет от природы защитных механизмов психики. Они родились – старт игры. Им говорят «ку-ку», сворачивают губки бантиком, откликаются, носят на ручках – это все игра, через тактильные и визуальные ощущения. И так выстраиваются их нейронные связи. И так всегда, пока не созреет их мозг до критического мышления (это происходит после 7-8 лет). Защита психики у детей может появиться лишь в саду или в школе, когда игру из их жизни забирают и нет того безопасного пространства «понарошку», где они могут все.

Stop School. Start to play with children!

Психолог Питер Грей наблюдает за миром животных и доказал, что животные через игру учатся навыкам взрослой жизни. Только так они готовятся ко всему, что их ждет в будущем. И мы такие же.

Нам, взрослым, тоже нужна игра. Чтобы выплеснуть эмоции, побыть в контакте с собой, с телом. Чтобы примерить на себя новые роли, например, побыть смешным, что современным родителям дается крайне сложно. Мы ну очень серьезные. Но каждый же знает игру «Мафия»? Многие ее любят, ведь там можно быть коварной и хитрой, злорадствовать, убивать! Это же понарошку, безопасно. И мы узнаем о себе много чего нового, что даже не используем в жизни, хотя это в нас есть. Причем мы настраиваемся и на процесс игры, и на результат – это важно. Современный мир настроен на достигаторство, но надо уметь расслабляться.

Когда мы ребенку показываем, что можно быть разным, например: «Давай ты будешь злым, а я буду бояться и кричать «Спасите», ребенок развернет свои чувства и узнает их. Или: «На нас нападают огромные динозавры! Давай спрячемся под кроватью и будем отбиваться от них, бросая носки!!!»

Гордон Ньюфелд рассказал, одно исследование в школах, где есть хор и драматические кружки, показало, что уровень травли в разы ниже. Посмотрите фильм «Хористы» (Les Choristes) — о том, как через пение раскрываются детские эмоции.

Ребенок может играть только тогда, когда сформировалась крепкая привязанность и есть безопасное игровое пространство. Если он не играет – срабатывают какие-то защитные механизмы, и пора с этим разбираться.

Хорошо прописана игра в романе Донны Тартт «Маленький Друг».

Игре невозможно научить. Но можно обеспечить психологическое и физическое пространство, и игра развернется. После 3 лет (но может и раньше) обязательно должна быть у ребенка произвольная игра, без инструкций. Взрослый выступает наблюдателем, который слышит потребность ребенка и может что-то предлагать, но не настаивать: «А может сделаем так?»

Иногда 10-15 минут игры достаточно, чтобы головной мозг ребенка установил привязанность, чтобы поддержать ваши отношения. Потому, дорогие родители, не бичуйте себя и выделите 15 минут на полное погружение в игру с ребенком.

Илона Родзина, основатель Kukushka Secret Place. Photo by Marina Andreieva

Игры с детьми для проигрывать разных эмоции

Чтобы понять, во что поиграть с ребенком, нужно быть эмпатом. Понять, какая эмоция сейчас движет им, и выстроить игру, в которой он ее проявит и проживет. Я бы сказала, что родителям надо сперва научиться считывать эмоции детей, прежде чем отвечать или предлагать что-то с этим делать.

Агрессия. Играть в агрессивную игру, но обязательно без тактильного контакта – деремся на мягких мечах, становимся в бойцовскую позу, но мы в защите, а ребенок пробует напасть, бросаем мячи, строим уголок злости дома, рвем бумагу, бьем грушу. Делаем что-то разрушительное. Деремся в одной команде против кого-то –динозавры нападают, носками из-под кровати их отбиваем.

Жуткая агрессия у детей накапливается во время болезни, когда несколько дней сидят дома. Тогда надеваем роль «Мистер ЗЛО»: «мы злые, но понарошку, мы не мы». Для антуража возьмите дурацкий плащ, чтобы вжиться в роль, и играйте для выплеска агрессии.

Главное правило: ребенок не должен получать опыт агрессии через телесный контакт, тело к телу. Часто отцы мальчиков играют в бои по-настоящему, но тело нельзя бить. Иначе ребенок будет также поступать в саду или школе, и произойдет буллинг.

agression

Страх. Живет в теле. Это потребность в безопасности. Потому играем в игры под одеялом, строим дом, включаем фонарик, вроде мы в походе. Или будто мы невидимки сейчас под покрывалом. Одеяло возвращает состояние утробы матери – тебе безопасно и хорошо даже в закрытом пространстве. Люди к этому состоянию всегда стремятся.

Спрятался или протестует. Можно прикоснуться. Немного погладить спину, стволовой мозг. Такие едти говорят «нет», идут в противление. Игра бутерброд, помутузились, кто нас сьест, кому он в рот влезет? Телесный блок переключаем на юмор.

Обида. Даем понимание, что видим, что с тобой происходит: «Я вижу, что ты расстроен. Можно я с тобой рядом посижу?». Обычно обиженные дети закрываются и отталкивают, но мы можем просто рядом посидеть и подождать. И даже лучше – отразить его эмоции и чувства, если он не в ресурсе: «У меня тоже такое бывает. И я тоже хочу посидеть, чтобы меня никто не трогал». И поделитесь своей историей, когда вам было по-настоящему обидно.

Ни в коем случае не надо стараться сразу отвлечь, рассмешить ребенка, лишь бы не плакал и не закрывался. Эту ошибку часто допускают люди старшего поколения. Нельзя купировать эмоции, ребенку надо прожить, а вам – быть рядом. Это –вопрос восстановления психики. Можно честно сказать: «Я понимаю у вас была интересная игра, но нам пора домой».

Если вы в ресурсе, ролевая игра, в которой один из героев обижен, а мы показываем, какой он классный: «Однажды пупсика тоже обидели…» Придумать реальную ситуацию, моделировать ее в игре и спрашивать у ребенка: «А что дальше? Давай придумаем, что случится дальше». И идти за потребностью. Придумывать, опираясь на опыт ребенка. Если на вас обиделся: «Этому зайчонку мама тоже не разрешила мама взять две морковки».

Застенчивость. Обычно застенчивые дети хотят быть значимыми, а мало еще силенок себя отстоять. Но им жуть как хочется внедриться в коллектив, подсмотреть, что же там происходит. Ролевая игра, например: «Жила была машинка, которая хотела наблюдать за группой машинок и ездила с ними везде. Ее надо позвать в игру?» «Нет», — говорит ребенок. Спрашиваете: «Она сама подъедет и попросит?» «Да». Ребенок поведет за своей фантазией.

Очень застенчивых детей очень расслабляет, когда вы обращаете внимание на детали внешнего вида: «Ого, какая у тебя юбка». Это дает им чуть-чуть того ресурса и поддержки, которых пока что не хватает. Они слышат: «Я тебя замечаю!»

Любопытство. Надеть роли и пойти в какое-то приключение, понарошку. Вообразить мыльные пузыри и лопать их. Любопытство похоже на застенчивость, потому надо хвалить действия и результаты таких деток, всегда замечать: «Как ты интересно строишь», «И как только все фигурки влезли в коробку!».

Застыл ребенок в эмоции. Такое бывает при стрессовых ситуациях, например, развод родителей, приемный ребенок. Тогда берем какой-то материал – глину, кинетический песок – и молча, а можно под музыку, лепим.

Если дети вообще не пускают в игру. Бывает при стрессе. Можно просто быть рядом, наблюдать за игрой ребенка и комментировать действия его героев: «Да, они пссорились, самолет улетел. А они вернуться? Нет». Когда дети слышат, что взрослые их понимают, понимают их игру, они начинают отвечать сначала в игре, затем и в жизни.

Иногда игра абсолютно исчезает из жизни ребенка. И это – точно нарушение психики ребенка.

Пусть игры будет больше в вашей жизни, чем важности!

Задавайте вопросы по игре в комментариях, и психолог Анна Покровская ответит на них 🙂

anna pokrovskaya detskij psyholog

Анна Покровская в работе. Photo by Marina Andreieva

И напоследок. Гордон Ньюфелд о том, как добиться дисциплины с помощью игры и без нарушения привязанности

Играйте! Сколько бы ритуалов и инструментов вы не придумали для дисциплины, игра – лучший способ чему-то научить. Предпочтите игре желание преподать урок, потому что зрелость ребенка формируется в игре, а не через наставления взрослых, в ней нет места противлению, даже рамки можно очертить в игровой форме.

Ньюфелд предлагает занять ребенка игрой в ситуациях, когда общественные нормы не позволяют проявление детского поведения – похороны, церковные службы, совещания, поход в магазин – и общественный порядок будет соблюден. Важно только начать игру заранее.

У игровой деятельности, по словам Ньюфелда, есть 5 свойств, которые и делают игру игрой.

  1. В игре важен процесс, а не результат. Избегайте компьютерных игр, которые сосредоточены на результате, а не процессе.
  2. Игра – это понарошку. И потому мы через игру можем выявить все, что надо понять о ребенке, ис режиссировать его поведение.
  3. В игре можно даже подраться, выплеснув эмоции.
  4. В игру свободно заходят и выходят.
  5. У игры есть начало и конец.

Посмотрите фильм «Жизнь прекрасна» (Италия), чтобы понять, как защитить ребенка и отвлечь его от самой ситуации. Ньюфелд привел пример из жизни своего внука: когда необходимо было надеть на того рубашку и провести манипуляции на свежей ране, доктора сказали ребенку: «Сейчас мы тебя замотаем в кокон, поколдуем, а когда размотаем, ты вылетишь прекрасной бабочкой!».

Каждому ребенку надо выпускать эмоции! Детям необходима помощь в строительстве эмоциональных уборных для облегчения от эмоций, которые могут оттолкнуть тех, в ком они нуждаются.

Игра должна стать громоотводом для агрессии. Взрослый помогает в игре выплеснуть атакующую энергию: «Посмотри, сейчас мы порежем бумагу на тысячу кусочков, ведь мы злимся…». Разрушение, уничтожение, битье, пинки, игры в войну – все это разряжает от отработанной фрустрации и дает ей безопасный выход. При этом в игре можно безопасно проживать свои чувства, тут их не надо ни скрывать, ни прикрывать.

Игровые площадки для эмоций:

  • смех и юмор;
  • рисование и раскрашивание;
  • танец и движение;
  • драма и театр;
  • пение и музыка;
  • ирония и игра слов;
  • истории и писательство;
  • дразнилки и глупости.

Каждый раз, когда что-то идет не так, ситуацию можно спасти с помощью игры. Но и игру надо найти в себе.

Полная статья «Дисциплина без нарушения отношений». Часть 1: Теория привязанности, как это работает и Часть 2: Методики, которые помогут наладить дисциплину детей и не стать их врагом.

anna pokrovskaya secret place kukushka

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *