Ольга Романів: «Денег нет — берем харизмой»

Сади Прикарпаття

Семья Романів создала первый в Украине семейный бренд по производству сока прямого отжима — «Сади Прикарпаття». Ольга Романів, счастливая жена, мама двоих сыновей, бизнес-леди поделилась с нами историей создания бизнеса, тонкостями продвижения и конкуренции нового бренда на рынке, где работают гиганты, а также рассказала о материнстве, честно и открыто рассказала о сложностях, к которым не была готова, а следовало бы. Но еще дала дельные советы по управлению временем и тому, что сделать, чтобы начать свое дело. 

Ольга Романів, совладелец компании «Сади Прикарпаття», мама двух сыновей — Олеся (4 года) и Демьяна (годик). 

Идея

Нашей ошибкой и одновременно преимуществом было то, что мы недооценивали рынок, на который выходили. Как и многим начинающим предпринимателям казалось, что мы делаем супер классный продукт и его будут любить все также, как мы. Поэтому мы решили делать соки – и сделали. Это смешно. Но с другой стороны, если тогда мы бы делали все «по-правильному», никогда бы не вышли на этот очень конкурентный рынок, 80% которого занимаются гиганты вроде PepsiCo (Sandora и другие марки) или Vitmark (Jaffa, «Одесский завод детского питания).

Наша история началась более десяти лет назад. Родители мужа купили яблочные сады на Западной Украине, в городе Снитин. Никакого плана не было, просто хорошая цена, а заняться садом было интересно. Примерно пять лет назад мой муж с отцом подумали, что есть этот семейный актив, и неплохо было бы с ним что-то сделать. И мы начали наращивать насаждения яблок и продавать их. Это, кстати, тоже один самых конкурентных продуктов на рынке фруктов.

Через какое-то время мы с семьей съездили за границу и попали на одно небольшое семейное производство в Австрии, где впервые попробовали сок прямого отжима – такой себе фреш, выдавленный из собственных плодов, пастеризованный при температуре до 82 градусов, сразу же закрытый в банки. Увиденное производство шокировало. Вкусный продукт, сделанный не каким-то гигантским брендом, а семейной компанией, которая производила и пастилу, и мармелад, и соки, и наливку, и другие продукты из своего сада.

И мы подумали: почему бы и самим такого не сделать?

Вернувшись домой, в 2012 году, мы попробовали приготовить такой сок. Как всегда на Западной Украине, сделали с запасом. Начали его давать друзьям, знакомым, немного продавали. Людям понравилось, такого сока они еще не пробовали. Тогда мы решили готовить соки не только для себя, но и для украинских семей, которые также хотят этот натуральный и вкусный продукт. Загорелись идеей построить такой честный и настоящий семейный бренд, к которому возникнет доверие.

Вложили порядка 80 000 евро семейных сбережений в технику и оборудование по производству сока. Хорошо, что были свои площади и где это все разместить. С октября по декабрь идет непосредственно процесс производства, сразу после сбора урожая. То, что производим за три месяца, продаем в течение года. Хороший сезонный момент – мы успеем продать то, что сделали, думали мы.

В теории все было прекрасно. Злую шутку сыграло то, что не оценили соковый рынок и правила игры.

Мы сделали одну позицию – яблочный сок прямого отжима – и предлагали ее разным продавцам. Это был новый продукт для рынка в 2012 году, и ритейлеры не понимали, зачем он им нужен. Как раз тогда родила первого ребенка и участвовала в бизнесе слегка отдаленно. А муж сказал: «Оля, давай уже на полную, потому что сок продается не так, как мы ожидали». Я – маркетолог по образованию. Начала искать причины таких продаж.

Провела исследование рынка, узнала игроков и общий тренд. Поняла, что идет волна здорового образа жизни и питания, люди уже начинают читать не только «натуральный сок» на этикетке, но интересуются составом. Это надо было использовать в переговорах.

Чтобы выделиться на рынке, подчеркнуть особенность своего продукта и отстроиться вообще от всех игроков, поскольку соревноваться с ними даже финансово мы не могли, решили создать линейку из таких вкусов, которые ранее не были представлены в традиционных категориях – то есть тех, которые привычны украинцу, растут на нашей земле. Нам надо было удивить потребителя.

Задача оказалась не из простых. Надо было произвести сок исключительно из украинских плодов, которые мы сами выращиваем, а не апельсины-ананасы. Он должен быть и вкусным, и полезным, а не горькой пилюлей, которую пьют, потому что надо для здоровья. И чтобы такого еще не было на рынке. Результатом решения таких задач стала линейка соков «Сади Прикарпаття» из пяти вкусов – яблочный, яблоко+груша, яблоко+черноплодная рябина, и уже в 2014 году – яблоко+тыква и яблоко+корень сельдерея.

С черноплодной рябиной была интересная история. Мы хотели просто вырубить плантацию этой ягоды, потому что сложная в сборе, колючая, и что с ней делать – непонятно. Но – полезная. Решили напоследок попробовать выжать сок, смешали его с яблоком и получили бестселлер, который за два года за нами повторили уже две компании.

Произвести классный продукт, которого до тебя не было на рынке, оказалось мало, чтобы поставить его на полку магазина. Я не ожидала, что зайти в сети будет настолько сложно.

Приходишь на переговоры со своей сформированной ценой и предложением, а в ответ тебе выдвигается целый пакет «маркетинговых активностей», которые должен выполнить, если хочешь здесь представить. Смотришь на свою цену и не понимаешь, куда ты можешь вписать все эти дополнительные расходы. Когда в начале ходили на переговоры, маркетингового бюджета вообще не было. Муж говорил мне: «Так, денег нет – берем харизмой». Так и работали. Когда денег действительно нет, выкручиваешься.

Мы рассказывали представителям ритейла о кардинально новом на тот момент продукте, о тренде здорового образа жизни в Европе и уже у нас, о том, что им нужно дать покупателям ассортимент натуральных соков, и начинать нужно именно с нас. Потратили на это очень много времени. Только два года ушло на то, чтобы зайти в Good Wine, представляете? Зато теперь мы – единственный бренд украинских соков на их полке, кроме березового, который мы не производим. И это дорогого стоит.

Кому-то из ритейлеров получалось донести нашу мысль быстро. Где-то приходилось оплатить «вход», чтобы добиться узнаваемости. Но с большинством удавалось договориться на сходных условиях.

Теперь мы представлены и в большинстве крупных розничных торговых сетей, а еще захватили и эко-магазины, премиальные, винные, где понимают и несут идею натуральности и здорового потребления продукта. Первыми в Украине зашли даже в аптечные сети, что было очень непросто. Есть интересная история на этот счет.

Я была уже на восьмом месяце второй беременности, когда вела переговоры с аптеками. Мне надо было донести им главную мысль: в Европе в аптеках натуральный сок продается так же, как и другие продукты для здоровья. И это очень перспективно. Мое особое положение тогда и внешний вид, как мне кажется, помогли войти в четыре аптечных сети. И «Сади Прикарпаття» — пока единственный бренд, кто там представлен. Правда, это особый сегмент наших клиентов, и есть определенные загадки для меня. Одни сети продают отлично, например, сеть «Биокон», а в других продукт совсем не идет.

По итогам трех лет работы на этом рынке могу сказать, что самый честный ритейл, где нет подводных камней, взяток и всего остального для нас – это Good Wine, «Мегамаркет», «Караван». Но абсолютно все сети работают под реализацию и с отсрочкой платежа, а это непростой вопрос.

Также мы представляем свой продукт в ресторанах, которые разделяют наши ценности. В целом сейчас в Киеве мы представлены в таких заведениях как Paul, сеть “Волконский”, Napule’. Такие места дают нам определенный уровень, статус бренда. Тем более – всегда на виду у потребителя.

Если на старте мы сами ходили ко всем и предлагали свой сок, то сейчас уже до пяти клиентов в неделю сами к нам приходят и хотят продукт. А мы уже отбираем, с кем работать. Очень важно, чтобы мы были представлены правильно, в правильном месте.

В 2014 году мы произвели порядка 80 000 литров всех вкусов и все продаем без остатка. Первоначальные инвестиции окупились уже за два года.

В этом году планируем увеличить объемы производства за счет расширения рынка сбыта, в том числе – на экспорт.

Продажи растут. В этом году, несмотря на то, что отпал весь восточный регион и Крым, продажи выросли больше, чем на 20%. Мы просто переориентировались, начали активнее искать клиентов поближе. Сейчас активно работаем, например, с Харьковом и Днепропетровском.

Интересно, что по последним нашим подсчетам традиционный и привычный всем яблочный сок составляет только 40% в структуре общих продаж, и его доля постоянно снижается по сравнению с миксами вкусов. Груша и черноплодная рябина занимают по 20% в продажах, и где-то по 10% занимают сельдерей и тыква. И сейчас сельдерей вырывается вперед.

Буквально через две недели с нового урожая стартуем еще два новых вкуса. Каких? Не скажу. Когда-то я сказала громко в прессе, что мы будем делать яблочно-ежевичный сок, и он моментально, раньше чем у нас, появился у двух других компаний. Пришлось отказаться от этого вкуса, ведь в нашей концепции – не повторять других. И таких ошибок больше допускать не хочу.

Конкуренция на рынке сока очень жесткая. Крупные игроки, с их бюджетами, запускают новые бренды и целые линейки аналогичной продукции. Потребитель иногда даже не может понять, в чем разница. Но это подталкивает нас выдерживать свою стратегию – отстраиваться от всех и продолжать делать качественно свои соки.

Маркетинг

Мы позиционируем себя на рынке как «фермерская семейная компания». В общем, это работает. Сейчас мировой тренд заключается в том, что потребители хотят видеть за брендами реальных людей, а не безличные компании-конгломераты. Человеку нужны доверительные отношения с компанией, продукты которой он покупает. Поэтому именно сейчас небольшие компании выигрывают перед крупными, как мне кажется.

Мы на этикетке соков пишем, что мы – семья. И делаем это не просто так. Потому что не собираемся завтра продавать свой бизнес. Это действительно – семейное дело, которым мы живем. Благодаря такому подходу и тому, что мы открыто общаемся со всеми, нам удается отстроиться на рынке от конкурентов и запомниться потребителю.
А название «Сади Прикарпаття» говорит само за себя и придумали его сами. Рады, что нравится оно людям и запоминается.

Основное отличие нашего сока –мы делаем его только из плодов собственных садов.

Я не знаю ни одной другой компании на рынке, которая бы также делала сок из собственных яблок, к примеру, или они плохо об этом заявляют. Есть компании, которые также производят соки прямого отжима, также продают их в стеклянных бутылках, но где берут сырье – вопрос. Мы же подчеркиваем полноценный цикл нашего производства как наше преимущество. И – работает. Выстраивается доверительная цепочка «компания – потребитель».

Как и планировали, «Сади Прикарпаття» покупают в основном молодые семьи в возрасте 25-40 лет с детьми. Это люди, которые путешествуют, ведут здоровый образ жизни и переживают о том, что написано на этикетке. И конечно же, это люди с доходом выше среднего, потому что здорово питаться стоит не так и доступно сейчас. И сок наш находится в сегменте средний+, хотя маржа в нем на самом деле минимальная.

Формируем цену мы по затратному методу – высчитываем себестоимость продукта и ставим маржу исходя из того, чтобы быть все же доступным потребителю. Можете представить, что в литре сока – 2 кг яблок. Даже если его посчитать по 4 грн/кг (прошлогодняя цена, которой в этом году уже не будет), то только 8 грн в структуре цены сока составляет само яблоко и еще 2 грн – бутылка. То есть в розничной цене, которая в среднем составляет 29 грн, 10 грн – это только сырье, без людей, этикеток, амортизации производства, электроэнергии. А другие плоды, к примеру, сельдерей, стоят дороже яблока.

Поэтому мы не работаем через дистрибьюторов, чтобы не закладывать их долю в цену. И практически все делаем своими силами. Сейчас у нас работает на производстве на полной основе 12 человек, которые занимаются и соком, и плодами. Непосредственно на линии нужна бригада в 6-8 человек. На сбор урожая привлекаем от 30 до 100 человек сезонно.

Учитывая, что бюджета на маркетинг нет, особенно такого, как гигантов рынка, продвигаемся мы всеми доступными нам способами – участие в фестивалях, промо-акции, дегустации, интервью в прессе.

Мы достаточно активны в соцсетях. Что нам дало очень хорошую узнаваемость бренда, так это два видео, которые снимали вместе с «Підприємці України» — одно с наших полей и о производстве, и одно – семейное, о нашем деле и семье Романів. Они набрали до 200 тысяч просмотров в YouTube. Теперь благодаря этому нас узнают.

Правильно рассказать о компании и продукте от первого лица – это, наверное, тот маркетинговый инструмент, который мы максимально стараемся использовать и который для нас работает. Личностный момент очень важен.

Но, конечно же, участвуем в разных событиях, фестивалях и ярмарках, которые дают позитивный эффект, даем интервью и пишем в соцсетях, проводим ценовые акции. И, разумеется, дегустации – везде, где только можем. Потому что есть вкусы, которые просто надо попробовать, иначе нет доверия к этим миксам по каким-то субъективным причинам.

Экспорт

Наши планы сейчас – выход на экспорт. Как ни странно, интерес к нашим сокам со стороны западных рынков есть. Как раз ведем переговоры с некоторыми странами Европы, очень активно – с Голландией, сетью норвежских ресторанов, итальянцами. Что удивляет: даже в далекой Малайзии заинтересовались продуктом и хотят его видеть у себя. Но пока это не подписанные контракты. И все же когда есть интерес – есть над чем работать.

Мы готовы были выходить под чужим брендом, который разделяет наши ценности, чтобы просто на экспорте зарабатывать и не вступать в борьбу с местными соковыми гигантами. Но к удивлению, иностранцы хотят представить именно наш бренд как «Сarpathian Garden». Они хотят таким образом подчеркнуть натуральность продукта – прямая ассоциация с Карпатами. Пока что делаем этикетку на голландском языке и отправляем в Голландию на пробы.

Поэтому мой муж уже третий месяц находится в Снитине, на производстве. Готовимся проходить международную сертификацию производства, чтобы абсолютно соответствовать европейским требованиям. Для этого дополнительно вливаем порядка 15-20 тыс. евро на модернизацию производства. Для нас это новый и очень интересный этап. Конечно, он продиктован во многом ситуацией на рынке – падением гривны. Сейчас наша цена очень привлекательна за границей.

У иностранцев Западная Украина ассоциируется с чем-то натуральным, нетронутым, экологичным. А к тому же – сравнительно недорогим. Так почему бы и нет?

Хочется, в конце концов, уже показать, что наша «бедная» Украина способна на какой-то нормальный продукт. А она способна. И этот продукт может конкурировать на западных рынках.

Также у меня есть амбициозная идея вывести наше яблоко на экспорт. В год мы собираем порядка 900 тонн хорошего яблока разных сортов. И это значительно больше, чем мы используем на сок, поэтому просто продаем свежим. И если в наших магазинах предлагают польские яблоки, то почему бы наш качественный продукт не предложить странам, где яблоко не растет? Пока работаю над этим вопросом.

Подводные камни

Из негативного. Я не ожидала такой коррупции на украинском рынке ритейла. Мы были глупыми, думали, что нас везде ждут с распростертыми объятиями. Но — нет.

Как по мне, большинство сетей настроены на то, чтобы зарабатывать на производителе-поставщике, а не на продаже продукта. Очень много «плат за вход», «бонусов», которые сложно потянуть простому фермеру. В крупных компаниях знают эту всю систему и выделяют на нее средства. Но когда этого не знаешь, да еще просто не можешь потянуть такие расходы – печально.

Когда сеть нацелена зарабатывать именно на продаже продукта конечному потребителю, на этой марже, отношение к поставщику совсем меняется.

Когда-то очень давно один профессор в киевской бизнес-школе сказал: «Если вы можете не работать с сетями на украинском рынке – не работайте». Но мы, к сожалению, не можем.

По этой же причине украинский рынок становится менее интересным, чем экспортное направление.

Миссия

Я вижу сейчас в Украине две сферы, которые способны продвинуть страну и правильно ее представить в мире – это IT и сельское хозяйство.

Буквально вчера в Снитин к нам приехал голландский эксперт, который консультировал по выращиванию садов. И говорит: «Я сделал сравнительную характеристику наших двух стран. У нас урожайность в 4 раза больше, чем у вас. Хотя страна намного меньше, а рабочая сила стоит намного больше, и стоимость гектара в 50 раз выше, чем у вас». Украина – аграрная страна. У нас множество ресурсов, но мы не умеем ими пользоваться, поэтому не ценим и вот так живем.

И чем дольше я работаю в нашем бизнесе, тем больше лично у меня формируется уверенность: это действительно то, чем я хочу заниматься.

Сади Прикарпаття

О материнстве

Первый год после рождения ребенка очень сложный. Мне кажется, просто невозможно быть готовой к тому, что это будет так. У всех, конечно, по-разному. Но я не думала, что будет настолько сложно.

У меня не было послеродовой депрессии, но роды были очень сложными – незапланированное кесарево сечение. Вообще не понимала, как женщины могут рожать еще детей после такого. Себе сказала: «Какие дети? Не будет больше!». У меня были постоянные маститы, температуры, хотя откормила первого ребенка я до года.  Я как то представляла до родов, что это все так!

В этот период мне было очень сложно справиться именно с собой.

Какие-то гормональные всплески, смена настроения, я поправилась и была недовольна собой, комплексовала. Все было не так, как я ожидала.

Но мне очень повезло с мужем. Он – проактивный папа, много возится с детьми и помогает. Весомую долю бытовых забот берет на себя. Старший сын вообще отрицал сон, и мы вместе по ночам пытались уложить спать, прыгали на мяче по-очереди и даже ночью на машине катались – с пеленок машины любит.

Когда появился второй ребенок, я долго не могла понять –  как сразу с двумя справляться? Если занималась одним ребенком, забывала о втором. При этом у меня много помощников  — и няня, и бабушки с дедушками. А если делать все самой – и готовить, и убирать, и за детьми смотреть, и работать – можно просто зашиться. Этот процесс надо организовать.

Второй ребенок был немного не запланирован. Разница между детьми – 2 года и 10 месяцев – маленькая. Но мне все говорят, что когда планируешь, чем дальше откладываешь, тем меньше хочешь. Потому что только закончился этот период с кормлением-памперсами-пеленками, не хочется в него возвращаться вновь.

Для меня самыми сложными периодами материнства пока что были именно первые годы после рождения каждого сына.

Но со вторым проще. Уже знаешь, чего ожидать. И роды были легкими, и послеродовой период. Ну и работала кипела в этот период больше, что мне было на руку.

Мы детей любим, но пока нам двоих хватит. Может черед лет пять… подумаем по дочке.

К чему не готов «до»

Не готовят к сложностям первого года взаимоотношений в семье. Нужно заранее настроиться на новый уровень. Хотя не знаю, возможно ли.

Еще я не готова была к тому, что сильно изменится фигура. Лично для меня это был большой шок и с ним приходилось на ходу учиться мириться. Это период, когда кажется, что ты уже не такая красивая, как была раньше.

Со вторым ребенком в этом плане я была более уверенна. Уже больше наслаждалась собой, мне нравилось быть кормящей мамой.

А очень важно позволять себе вспышки и проявление разных эмоций, и прощать себя за них. Об этом пишут и говорят, но это надо закрепить на практике.

Поэтому, сделала вывод: просто на период грудного вскармливания надо принять себя такой, какая есть, с нынешней фигурой, и наслаждаться этим периодом, который больше никогда не повторится, а потом просто заняться собой.

И еще один важный момент. Все вокруг говорят, что ты что-то делаешь не так. И педиатр расскажет, и дедушки-бабушки внесут лепту, и подружки опытом поделятся, в который ты не вписываешься, общественность… И когда ты в новой роли, к которой по сути не была готова, становишься очень мнительной, и иногда сомневаешься в правильности своих действий. В какой-то момент мне казалось, что все это – жизнь какого-то другого человека.

Сейчас мне кажется, что нужно в этот момент как-то принимать советы, чужой опыт, но поскольку это твоя жизнь – применять только то, что тебе ложится на душу. В конце концов, ответственность за жизнь и здоровье ребенка лежит исключительно на родителях, а не на разных советчиках.

С первым сыном я старалась сделать все «по учебнику», по-правильному. Подскакивала к малышу по первому писку, иногда даже будила его своим сверх-волнением. Со вторым я уже проще, перекладываю его в свою кровать, потому что просто хочу выспаться. Если все делать по правилам, которые очень разнятся, можно просто сойти с ума.

Нужно делать так, как тебе удобно, и прощать себя, если что-то не так.

Первый год – очень сложный. Но нужно научиться наслаждаться этим периодом, потому что больше он никогда не повторится. Ведь ребенок уже никогда впервые не поползет или не сядет. Лучше концентрироваться на этих позитивных вещах. А все, что идет извне, просто принимать, и думать своей головой.

Что мы хотим дать детям

Мы как раз недавно рисовали с мужем, как видим свою жизнь в идеале. Выяснилось, что хотим растить счастливых детей. Ежедневно.

Хочу, чтобы они имели лидерские задатки. Поэтому если мы не хотим идти на занятия конным спортом, все равно идем. Я говорю сыну: «Если ты хочешь быть чемпионом, нужно для этого что-то сделать. Иди, садись на лошадь и занимайся. Хочешь – не хочешь, не имеет значения». Это качество мне мои родители привили с детства – вставать и идти, если надо. Мне кажется, оно очень помогает в жизни, и хочу привить детям.

Старший сын ходит уже в садике и по вечерам на разные секции – футбол, конная школа. Ходить туда начали с трех лет – энергии у него море, и хотелось направить ее в продуктивное русло. Играя в футбол, учится взаимодействовать в команде, общение, лидерство, а не просто игра в футбол.

Я как родитель хочу дать сыну максимальный спектр разных эмоций и впечатлений, и хочу с ним вместе их переживать. А младшего, которому сейчас год, берем с собой на все эти занятия, чему он действительно счастлив.

Стараемся дать детям как можно больше любви. Мы не сторонники строгого воспитания, и многие говорят, что это наш минус. Но мне кажется, ребенку строгости хватит и в садике, и в школе, и дальше в самостоятельной жизни, где это вынужденно.

Существует мнение, что до четырех лет ребенок должен находиться со своей семьей, получать родственную любовь и внимание, а потом выходить уже в социум, будучи более уверенным в себе и в том, что его любят. Я хочу, чтобы мои дети были уверены, что они любимы и реализовывали себя.

Стараемся дать любовь, лидерство и желание что-то делать.

Сади Прикарпаття

И еще отдельно – о разочаровании. Очень важно научить детей справляться с ним. Не всегда в жизни получаешь все, что хочешь. Мне важно, чтобы ребенок умел принимать это, воспринимать как опыт, проще, и идти дальше по жизни.

Дети умные и все понимают, с самого маленького возраста. Мы, взрослые, часто это недооцениваем, считая себя умнее или опытнее. Поэтому моя задача как родителя – дать ребенку максимум для развития, который смогу, показать этот мир, и помочь, где я могу помочь.

Мне нравится книга «Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа», Памелы Друкерман. Там есть глава о том, что часто мамочки излишне опекают детей, не давая им возможности самим исследовать этот мир. Очень хорошо мы видим это на детской площадке, наблюдая за разными родителями, которые фактически не позволяют получить свой опыт: «Туда нельзя, не беги, не залазь – упадешь, нельзя туда потому что нельзя…» Знакомо?

Я считаю, что ребенку нужно дать глобальные рамки, но внутри должна быть свобода.

К примеру, он может играть на детской площадке где хочет, но только не выходя на дорогу – там ездят машины, опасно. Ребенок все поймет. А если общие рамки не показали, внутри нет свободы действий, все вокруг «нельзя»,что видит ребенок, какой опыт от прогулки получает? Как без этой свободы познавать мир?

Еще один момент, который меня задевает. Я позволяю сыну делать свой выбор. Если он поделиться игрушкой – его право, если нет – его право. Обычно сталкиваюсь с осуждением других родителей, которые привыкли просить своих детей: «Ну дай мальчику поиграться, что же ты, жадина». Не понимаю, почему ребенок должен давать что-то свое, если этот процесс ему не принесет удовольствие. Максимум, что могу порекомендовать ребенку в такой ситуации, попробовать поменяться, договориться с другим ребенком самостоятельно, без родителей. И что странно – ребенок учится общению, а родители при этом смотрят на меня искоса.

Семья и отношения

У нас с мужем отношения бурные. Мы оба вспыльчивые и активные по характеру. Можем обсуждать что-то на повышенных эмоциях и так же бурно забывать и быстро решать нужные вопросы. Таить обиду друг на друга – не про нас.

Но первый год жизни детей, который был самым сложным для меня, был сложным и для отношений. В этот момент все внимание идет ребенку и маме, с ними все бегают-носятся, а муж как будто ничего и не сделал. Будто выпадает из семейной жизни. И у него могут зарождаться неправильные мысли касательно ребенка. Тем более, когда новоиспеченная мама постоянно делает замечания вроде: «Ты не так бутылочку взял», «Не так ребенка взял», «Дай сама лучше сделаю».

Я честно скажу, что до сих пор борюсь с собой в некоторых подобных ситуациях. Когда муж со своей колючей бородой целует младшего ребенка, тот, естественно, не очень доволен. Старший привык. А я себя сдерживаю, чтобы ничего не сказать, ведь это – контакт отца и сына, и должен происходить без маминого пояснения, как «правильно».  Ничего страшного ж не происходит, если муж делает не так, как вы. Это опыт и ребенка, и мужа, и ваш. Мне это понимание пришло не сразу.

Я думаю, чтобы пережить этот первый сложный период главное – это чувства и желание быть вместе. И вы со всем справитесь.

Я поняла, что нужно идти на компромисс. Мне это очень сложно говорить, потому что я вообще бескомпромиссный человек. Еще сложнее – делать. Но я учусь и стараюсь.

В моей любимой книге «Французские дети не плюются едой» говорят, что главное – это семья, это пара, а не дети. Французы намного проще относятся к детям, как к нормальному и природному процессу, не создают культ. И это не очень согласуется с нашей ментальностью, в которой все лучшее – детям, какие-то жертвы. Сейчас я тоже постепенно прихожу к пониманию важности этого мнения.

Очень важно проводить время без детей, только вдвоем. Когда муж часто видит жену в роли квочки, в какой-то момент это надоедает и раздражает. Потому что мужчина по своей природе, в отличие от женщины, не парится по поводу разных мелочей, типа чистая ли постель или пижама у малыша. Нужно по этому поводу меньше париться, и больше времени уделять мужу просто так.

Сади Прикарпаття

Совмещение работы и материнства

Из моего опыта общения с мамами и работающими, и сидящими с детками, я поняла, что у женщин есть два чувства. Одно – это чувство вины, когда ты оставляешь ребенка и уходишь на работу. И у меня с первым сыном это чувство было очень ярко выражено. Он кричал: «Мама! Нет, не уходи». Я оставляла его с бабушкой, дедушкой или няней, выходила за дверь и еще пол часа плакала и говорила: «Боже, какая я ужасная мать». И когда мама так думает, знаете, по закону притяжения, так и будет происходить.

И второе чувство, которое возникают у неработающих мам: пока я здесь сижу с ребенком, мир уходит, все что-то делают, развиваются, а я сижу и ничего не делаю.

Эти два абсолютно противоположных чувства возникают в любом случае. И мне кажется, с ними надо смириться. Вот это есть, и ничего страшного.

Для себя решила так: если я буду несчастна, что возможно, когда я буду только сидеть дома с детьми и не реализовывать в других сферах, моим детям от этого лучше не станет. Именно тогда я буду для них плохой мамой.

Мне важно уделять время и энергию своим мечтам и целям, саморазвитию, видеть, что это работает. И абсолютно другое время уделять детям. Я четко разграничила это. А то время, которое я не могу провести с детьми, организовываю максимально качество для них, чтобы они получали хороший уход, знания, пользу, позитив.

После рождения второго сына я не была в декрете. Если я не буду жалеть, что не уделяю ему 24 часа в сутки, то и он, когда вырастет, об этом не будет думать.

Поэтому, если у мамы есть желание что-то делать, надо идти и делать. Просто научиться организовать это. Например, дважды в неделю у нас няня, еще два дня – дети с дедушкой, чтобы получить мужское воспитание. Один день – с бабушкой. Все вечера с родителями, и каждое утро до 11 я с детьми.

А если не хочешь делать какой-то бизнес или выходить на работу, то надо сидеть с детьми и получать наслаждение от материнства.

Если ты кайф не получаешь от своей жизни – кому от этого лучше?

Тайм-менеджмент

По-моему, материнство – лучший способ освоить искусство управления своим временем. Если ты привязан к грудному кормлению и хочешь работать, то как ни крути – у тебя есть только три часа между кормлениями, когда ты можешь успеть что-то сделать. И в это время ты максимально вкладываешь важные дела.

У меня есть такая игра для самой же себя: успеть за какой-то узкий промежуток времени сделать одно дело. Например,  за 20 минут я должна выполнить какую-то задачу, как на теле-шоу. Иногда котлеты пожарить, а иногда коммерческое предложение составить. Это и организовывает, и вызывает азарт.

И я строю задачи. Список ежедневных дел разделяю на три графы. Первое – что надо сделать срочно и только сегодня. Второе – дела, за которыми нужно следить, без моего непосредственного участия и работы над ними. Например: «Связаться с дизайнером и узнать, как дела с этикетками». И третья графа – дела, которые надо отложить. Сюда входят дела, которые мне надо будет сделать в любом случае, но не сегодня. И каждый день я эти дела переношу и напоминаю себе, что надо сделать. А если дело становится неактуальным – вычеркиваю.

В течение дня я в этот список заглядываю и вспоминаю, что надо сделать именно сейчас. И делаю пометки.

Существует множество методик по управлению временем. Но мне кажется, что мама уже по определению управляет лучше, чем кто-либо другой.

Я постоянно придумываю себе новые и новые задачи. С моим характером нужен темп жизни, движение, разнообразие. Некоторые друзья смотрят и говорят, что я сумасшедшая. Но я реально без этого не могу.

И еще один момент. Мне важно уйти из дома, от детей, чтобы полностью погрузиться в работу. Важно сменить обстановку. Я заметила, что когда сын был маленьким и я уходила в соседнюю комнату работать, одним ухом слушала, как он играется или общается, и мысленно все равно была с ним. Нужно уйти, переключиться и заниматься работой.

Если вы хотите заниматься своим делом:

  1. Делайте то, чего еще нет на рынке. Делайте это лучше всех. Внимательно исследуйте рынок, оцените его, прежде чем начать. Не думайте, что вы единственная, кто делает это. Нужно оценить рынок и создать дифференцированное предложение, то, чего не делают другие. И желательно, свое отличие описать тремя словами – тогда это будет понятно миру. А если ты просто «красивее», «качественней», «лучше» — это не дифференциация.
  2. Делать постепенно, но быстро.
  3. Понимать, кто твой клиент, и выходить прямо на него.
  4. Найти партнера. Если вы найдете человека с близкими вам ценностями, но немного другим взглядом или профессиональными умениями, вам будет легче. Вы сможете улучшить продукт или быстрее его продвинуть. Лично я все свои идеи, которые когда-то реализую, рассматриваю только с партнерами, которые могут чему-то научить. Так проще – распределяете обязанности, кто что лучше делает, доверяете друг другу и быстро продвигаетесь.
  5. Выходите из зоны комфорта, переступайте через какие-то свои страхи, чтобы двигаться вперед. На старте я боялась ходить на переговоры, договариваться с сетями, например. Но знала, что во мне, в моем характере заложено говорить. Это могу сделать и сделаю лучше, чем мой партнер, который силен в налаживании производства. Поэтому я брала себя в руки, ходила на переговоры, училась. И сейчас это проходит очень просто.
  6. Смотрите на внешние рынки. Несмотря на то, что проект будет небольшим, можно смело масштабировать его за пределы Украины. Посмотрите, сколько мам делают небольшие продукты, а крупные компании их покупают потом. Мамы  — клиенты своего бизнеса, поэтому могут делать очень классные продукты, нужные этому рынку и которые никогда не сделает не мама. Здесь на руку отличное понимание потребностей рынка.
  7. У вас должна быть высшая идея, не только заработать деньги. Если делать что-то только ради денег, мне кажется, ничего хорошего и долгосрочного из этого не получится. Должна быть миссия.

Автор — Ирина Порецкая, о бизнесе, о материнстве

Speak Your Mind

*