Лера Бородина, основатель Oh My Look: «Сейчас мне комфортно»

лера бородина oh my look

Лера Бородина, основатель сервиса аренды платьев Oh My Look!, рассказала потрясающую историю создания и развития уникального сервиса для девочек, а также — чем отличается первая и вторая беременность, поделилась секретами воспитания ребенка и совмещения работы с материнством. Кроме того, откровенно о том, как пережить развод с годовалым ребенком на руках, не падать духом и решать все проблемы.

Лера Бородина, основатель сервиса аренды платьев Oh My Look!, мама дочки Софии (6 лет), и сейчас на 8 месяце беременности.

О бизнесе

Идея

Когда родился ребенок, мне уже очень надоело заниматься рекламой. Я не понимала, куда двигаться дальше, зачем все это нужно и как вообще дальше жить. Но твердо решила: нужно выбрать, чего я действительно хочу.

Еще в 2009 году у меня возникла идея бизнеса, связанного с платьями. Я из тех девочек, которые между платьем и брюками всегда выберут первое. За годы в моем шкафу и шкафах моих подруг их накопилось очень много и появилась необходимость от них избавиться. Но захотелось сделать это с умом. Тогда я написала пост в ЖЖ с идеей создать какой-то закрытый клуб, где девочки могли бы обмениваться нарядами. Так как чуть ли не самой важной составляющей для такого сервиса является надежная химчистка, нужно было, в первую очередь, найти партнера среди них. Я сходила в несколько мест – посмотрели там на меня очень странно. На этом этапе все и застряло – мне показалось, что я не смогла до конца правильно сформулировать для себя идею и забросила ее.

Вернулась я к ней в конце 2012 года и очень сильно в нее поверила. Хотелось создать что-то в интернете – классический маркетинг перестал меня захватывать. В январе 2013 я начала искать помещение для шоу-рума.

Возможно, идея захватила меня так сильно, потому что я наглядно увидела, как подобный сервис может работать на примере американского проекта. Сервис по аренде дизайнерских нарядов Rent the Runway – это огромный стартап, ставший в 2011 году лучшим в США. Это исключительно онлайн проект, там нет шоу-рума, а в аренду сдаются только американские бренды. Но они монстры на рынке – 100 000 платьев в наличии! Честно говоря, я благодарна, что они не выходят за пределы США, потому что у меня большие планы на Европу и СНГ.

Oh My Look! запустился в мае 2013 года. У меня было около $100 000 на проект и я все потратила к моменту старта. Все, во что мы дальше вкладывали (шоу-румы, направления, эксперименты) было сделано за деньги, которые принес сервис.

Oh My Look! стал первым в моей жизни проектом, на котором я сосредоточилась на 100%, не отвлекаясь ни на что другое. Кроме того, это мой первый проект без партнера. Его мне заменил любимый мужчина, с которым я иногда советуюсь. Сейчас понимаю, что советуюсь с ним, чтобы услышать, что я права. А когда в ответ звучит его несогласие, думаю так: «Ну и ладно. Андрей же просто не понимает – он же мальчик».

Я до сих пор не вернула инвестиции, но сейчас у меня нет такой задачи.

Особенность сервиса

На старт проекта Oh My Look! меня вдохновил американский сервис. Но сделать нечто просто похожее, конечно, не хотелось. И я подумала: «Какие еще проблемы есть у девочки, кроме того, что ей нечего надеть?» Мы проводили исследования, много общались с разными людьми и в итоге решили сосредоточиться на аренде и обмене коктейльных и вечерних платьев.

Особенность Oh My Look! в том, что наша система учитывает абсолютно всю информацию о каждом платье и клиенте. Если сегодня в Oh My Look! придет, например, Вера Брежнева или Жанна Бадоева, наш менеджер обязательно сообщит им: кто, где и когда в этом платье появлялся.

Работать как маленький сервис в Киеве на 400 платьев мне никогда не хотелось. Мы рассчитываем открыть шоу-румы в 5-6 городах, где каждое платье доступно для аренды в любой точке страны.

Фактически с самого старта мы получили огромное количество просьб открыться в России и в странах СНГ. Кроме этого, многие запрашивали у нас франшизу. Над последней мы начали работать с компанией Franchise Group Ukraine. Они проверяли саму бизнес-модель Oh My Look! – оказалось, что ее аналогов пока не существует в мире. Поэтому в августе 2014 года мы подали еще патент на бизнес-модель. Когда получим его, будем единственными в мире, кто сможет работать по такой схеме.

На данный момент стоимость франшизы Oh My Look! — $150 000. Это дорого, но при этом клиент получает готовый проект. В стоимость франшизы входят: покупка бренда на своей территории, сайт, вся административная техническая система, маркетинг с постоянным обновлением, наши связи и опыт. Остается только открыть шоу-рум и закупить платья.

Ассортимент

Сейчас у нас в сервисе более 800 только сезонных платьев, которые висят в шоу-руме. А еще есть склад несезонных платьев. В ноябре мы запустили линейку luxury – платья, которые стоят более 50 000 гривен. На старте я закупала платья в разных местах: где-то на распродажах, некоторые – из актуальных коллекций. Исследования показали, что для наших клиентов гораздо важнее, чтобы платье было красивым, и уже потом – брендовым или из «последней коллекции».

Сейчас у нас три канала поступления платьев. Первый – собственная закупка. В феврале 2014 года мы стали сертифицированным покупателем ряда американских и европейских брендов. В то же время получали и много отказов. Не все дизайнеры хотят, чтобы их платья сдавались в аренду.

Второй канал – платья поставщиков. Мы очень активно работаем с монобрендовыми украинскими магазинами. Сейчас немногие люди хотят и готовы покупать и хранить дорогие платья в своем шкафу. Поэтому в нашем сервисе платья «крутятся», а в дорогих магазинах – просто стоят. В результате мы оказываемся для них отличным каналом для топ-продаж.

Третий канал поставок – наши клиенты. Мы принимаем в аренду платья от девочек, если они подходят нашим требованиям, ухаживаем за ними и храним, снимаем в фотосессиях,  продвигаем. Таким образом платье работает на свою владелицу, зарабатывает ей бонусы, которые она потом может использовать для аренды других платьев.

лера бородина_бизнес в декрете

Риски

У женщин есть три главных страха, которые могут разрушить этот вид бизнеса.

Самый большой страх – это чистота платья, которое она хотела бы арендовать. У нас есть партнер – химчистка Kims. Мы постоянно рассказываем клиенткам Oh My Look!, где и как чистятся платья, знакомим их с администратором химчистки, которая с нами работает, показываем, когда привозят и увозят платья. Все это делается в социальных сетях. Мы чистим платья не только после каждого использования, но бывает, даже после примерки, если где-то случайно попал тональный крем, например.

Второй страх – повреждение и возврат платья. Девочки боятся брать дорогие наряды в аренду и думают: «А вдруг с ним что-то случится и мне придется его выкупить». Есть определенные пятна, которые не выводятся даже химчисткой – шариковая ручка, автозагар и еще пара пунктов. Все остальное можно вывести. Мы пишем это все на чеке, предупреждаем, когда даем платье, и всегда просим не застирывать пятна самостоятельно. В результате ты можешь что-то пролить на платье, порвать его по шву, сломать застежку – со всем этим мы без проблем примем платье обратно. Но вот если будет что-то из перечня на чеке, тогда клиентке придется выкупать вещь.

Третий страх – залог. Традиционно, если мы берем что-то в аренду, мы даем какой-то залог. Так вот – в Oh My Look! мы залог не берем. Клиентка просто берет платье в аренду и уходит с ним. Работать без залога – моя принципиальная позиция. Лично меня как клиентку залог остановил бы. Во-первых, у тебя банально не всегда есть на него деньги. Во-вторых, всегда есть ощущение страха, что его не вернут – найдут, к чему придраться. Изначально я закладывала 3% невозврата: если из 100 взятых в аренду платьев 3 не вернут, это считалось бы нормой. Но за все время — а это почти 2 года работы — таких случаев не было.

Маркетинг

Открывая сервис, рассчитывали на аудиторию селебрити. Я ведь работала в сфере шоу-бизнеса и точно знала, что им всегда нечего надеть. Но и подумать не могла, что такое количество женщин совершенно не из мира шоу-бизнеса станет нашими клиентками. Когда мы открыли регистрацию на сайте и заполучили первых 3000 пользователей – был шок. Первая мысль: «Господи, у нас же только 70 платьев! Что мы с ними будем делать?» Аудитория Oh My Look! – это девочки от 24 до 40 лет, которые ведут активный образ жизни. Но наша целевая девочка – не «шмоточница».

Чтобы понять нашу аудиторию и то, что мы делаем, на мой взгляд, нужно просто быть девочкой. Мужчинам часто сложно понять суть Oh My Look! и как это вообще работает. Девочке новое платье или туфельки дают некую сверхсилу. Вот надела что-то новое и красивое – и уже чувствуешь себя богиней. Это ощущение где-то внутри меняет твою жизнь. Но такую отдачу от вещи получаешь только один раз – первый, а дальше она теряет свою чарующую силу. Но если мы меняемся платьями с подругой и я надеваю что-то «старое» из ее шкафа, оно все равно «новое» для меня – я получаю это ощущение богини. Вот что на самом деле лежит в основе нашего сервиса — каждая девочка хочет быть особенной.

На старте для продвижения мы использовали Facebook и, естественно, вкладывали в него деньги. В целом потратили до $10 000. Первой задачей было – собрать аудиторию, понять, кто она, нужны мы ей или нет. Аудитория росла стремительно, поэтому я довольна и считаю, что сработали мы эффективно: все люди, которые реально пришли в сервис с самого начала, пришли именно из Facebook. Потом это уже была скорее имиджевая составляющая, еще позже – статусная. Когда количество подписчиков стало больше 20 тыс. человек, было очень забавно – такая маленькая армия девчонок.

Месяце на третьем после старта «включилось» сарафанное радио. И эти два канала работают до сих пор.

С февраля 2014 года мы увлеклись Instagram – 70% людей сейчас приходят в сервис из этой социальной сети. Сейчас у нас там 41 000 подписчиков, а в Facebook – 39 000. Но в Instagram мы не вложили ни копейки. Более того, в Instagram аудитория интересней — 80% девочки.

Мы ведем всю статистику, знаем отдачу каждого канала. Когда запускались в Одессе, дали рекламу на радио и в местных журналах. Это вообще неэффективно — 70% одесских клиентов пришли из Instagram.

Новые направления

Сейчас работаем над новым шоу-румом в Киеве площадью 500 квадратных метров. Запускаем сервис для детей. В новом шоу-руме будет детская комната и я надеюсь, что моя дочка будет там всегда со мной. А еще в ближайших планах – создание собственного маленького СМИ из нашего блога. Сейчас переделываем интерфейс, чтобы это было возможно.

лера бородина_бизнес в декрете

 

О материнстве

О беременности

Из всех моих подружек я забеременела первой. Мне было 22 года. Я всех собрала и объявила: «Я беременна». Это сейчас все счастливы и довольны. А тогда они смотрели на меня, и всем было непонятно – поздравлять меня или плакать…. Кто-то неуверенно сказал: «Поздравляю». Было забавно.

Поскольку ни у кого из моего близкого окружения детей не было, пришлось готовиться к родам и материнству самостоятельно. Но скажу честно – к этому невозможно подготовиться. Надо только пережить и пройти этот период.

Я пошла на курсы для беременных и совмещала их с работой. Тогда мне казалось, что я очень классная. А сравнивая свою загруженность сейчас и тогда, мне кажется, тогда я была вообще безработной! Ходила в бассейн, к врачам, на встречи какие-то, уйма времени была на себя. А в этот раз я стала на учет на 24 неделе беременности, вместо 9-й.

Со второй беременностью все иначе. Физически в этот раз тяжелее, а морально  — вообще просто. Мне кажется, это из-за возраста. Все происходит более осознанно.

лера бородина

С первой беременностью было нелегко, потому что не было поддержки подруг, некому было позвонить и просто рассказать что-то. А моя мама уже успела все подзабыть.

Подружек заменил мне хороший друг Вадик Колесников – психолог с прогрессивным взглядом на многие вещи. Он начинал как детский психолог, а потом стал расширять сферу деятельности. И вот он очень много объяснял и рассказывал мне, и именно, что называется, подготовил к появлению ребенка.

Например, он мне заранее сказал, что я «отупею». Я так смеялась! Потом родила, а он дал мне книжку с какими-то ребусами, чтобы я читала и тренировала умственную деятельность. Помню, читала и хохотала – не могу прочитать слова, разгадать ребусы. Отдаю себе отчет, что и правда мозг не работает. Вадик успокоил и рассказал, почему так  происходит. И это со временем действительно проходит.

Он же подготовил меня к самым первым моментам после родов. Эта история, когда ты рожаешь, ребенка выносят, дают на ручки и все мы, смотревшие кино, видим, как мама его обнимает, любуется и говорит сквозь следы: «О боже, это же смысл всей моей жизни!». Ну так вот – так происходит у 5% женщин. А остальные 95% задаются вопросом «Что это?» или «Где мой живот?». За 9 месяцев ты привыкаешь к животику, болтаешь с ним, представляешь какого-то абстрактного ребенка…  В общем, после родов происходит странный переворот в сознании.

Сейчас мне проще. Теперь для меня роды – это так: я знаю, как это будет, каким ребенок будет через 3-6-9 месяцев, и чего мне ждать. В первую беременность, когда он только родился, жизнь стала похожа на день сурка. А мне еще ребенок попался такой себе физик-ядерщик, который до года, кажется, вообще не улыбался – Соня была какой-то грозной, серьёзной. Это сейчас я знаю, что дети очень разные, рождаются с разным темпераментом. Некоторые уже с первой недели позитивные. Сейчас я знаю, что пройдет время, и мне будет легче. Но тогда, в первый Сонин год, мне было очень тяжело.

Первые четыре месяца я рассказывала, что все успеваю, высыпаюсь, и ничего меня не напрягает… И вдруг меня накрывает вся усталость этих месяцев. К тому же, тогда было очень много факторов, которые могли повлиять на мое настроение. У меня накрылась работа в кризис, ничего не вдохновляло, ничего не хотелось.

лера бородина

О командировках

Когда Соне был год, мне нужно было ехать в командировку на 6 дней в Китай. Мы встретились с моим другом-психологом Колесниковым, и я хвастаюсь ему, что лечу в Шанхай, а он спрашивает:

—       С Соней?

—       Нет!

—       Так нельзя ж ее оставлять на долгий срок до двухлетнего возраста.

И он четко объяснял, почему нельзя оставлять надолго. Мало того, что я грудью еще кормила (но это как-то можно было решить), так оказывается, наши воспоминания о детстве начинаются с двух лет, потому до этого возраста мы чувствуем себя единым целым с мамой. Ребенок не разделяет себя с мамой в голове. Так что если до двух лет тебя очень долго нет рядом, особенно по ночам, ребенок получает психологическую травму. Я слушала и думала, что он шутит.

—       Но почему же другие спокойно оставляют детей? — спрашивала.

—       Ну, слушай. Раз ты уже родила дочку, зачем ее портить?

И мы долго думали, как и что сделать. В Шанхай везти Соню не могла, не ехать – тоже. И я создала целую кампанию вокруг этого шестидневного отъезда.

Мы заготовили молоко, одежду, которая мною пахла, записали аудио и видео, которое ей каждый день и вечер включали. В общем, устроили настоящий цирк.

Но эта тема, что ребенка оставлять нельзя до двух лет, засела в моей голове навсегда.

О разводе

Когда Соне было 10 месяцев, мы разошлись с ее папой. Это был еще один острый момент…

Со мной до 25 лет произошло все, чего я боялась и от чего зарекалась. Я всегда говорила: «У меня так не будет никогда». И хорошо, что мне хватило ума сохранить с бывшим мужем хорошие отношения. Сейчас я ему дико благодарна, что мы разошлись и не мучали друг друга.

Но когда тебе 23, и ты с ребенком на съемной квартире одна, — это какая-то полная чушь, было очень тяжело. Но тогда я себе придумала такую формулу: «Дети – это проект, который рождается в кризис». Вначале тяжело, особенно когда это первый ребенок. Ты не знаешь, что с ним делать, не понимаешь своих состояний. Но с каждым месяцем и, тем более, годом становится легче и круче. Сейчас я счастлива и довольна, что у меня такая классная дочка. Мы как подружки. Вот у меня тоже мама классная, но мы никогда не были подружками. А всегда так хотелось. А со своей дочкой у меня получилось.

С одной стороны, мне повезло. Соня не помнит момента развода. Для нее сейчас ситуация в целом – это норма. У нее куча родственников, которые реально ее очень любят. Есть папа, у которого есть уже другая жена. У мамы есть Андрей. Ей классно. Мы с Антоном при ней никогда не ругались, что правильно. Я всегда думала, что лучше развестись, чем ругаться и жить «ради ребенка», формируя в нем именно такое восприятие семьи. Поэтому у Сони нет негатива.

Периодически она задавала вопросы, почему мы с папой не живем вместе. Я объясняла, что есть любовь, она с папой прошла, но осталась дружба. Но Соню любят все. И она это воспринимает и понимает.

Но тогда меня как женщину развод, конечно, обижал. Ведь не я ушла, а от меня ушли. Было грустно, я сразу занялась какими-то делами, переключалась. Мне было физически тяжело – одной с ребенком. Четко помню, что было тяжело осознать: ребенок есть у вас двоих, но именно ты подстраиваешь свою жизнь. Для мужчины меняется меньше. Он приезжает на выходные и все – вернул дочку и пошел по своим делам. А ты так не можешь. Вот в книге «Французские дети не плюются едой» это все описывается по-другому, можно смотреть на это иначе.

Но после расставания у меня включился тумблер еще большей самостоятельности. Я была молодой и активной в принципе. И никаких штампов матери-одиночки на себя ставить  не собиралась и не поставлю никогда, даже если буду расходиться со всеми своими мужьями.

Я четко даю себе отчет в том, что моя жизнь в моих руках. Если я не могу похудеть три года, значит, это именно я не могу похудеть три года, значит это мне не очень-то и нужно. Если не можешь привести себя в порядок – значит, именно ты не можешь этого сделать. Если у тебя унылая личная жизнь – значит это именно твои проблемы. Не складывается на работе – твои проблемы. Только ты сама можешь все эти вопросы решить. И я не перекладывала ответственность на кого-то.

Если от меня ушел мужчина – значит это моя проблема. Почему ушел – другой вопрос.

Я глобально не изменилась с того периода, но у меня счастливая жизнь с моим новым мужчиной. У него нет ко мне вопросов, а у меня – к нему. Мы с ним сложились, как паззл.

А тогда не сложились. Зато у нас сложился классный ребенок.

лера бородина

 

О проблемах и решениях

Я вообще считаю, что у нас в мире все проблемы от того, что мы не высыпаемся. Если бы мы высыпались – мир был бы другим.

Но как только мне становилось сильно грустно, и я начинала себя жалеть, я задумывалась и говорила себе: «Лера, послушай. Так живут миллионы женщин. В твоей ситуации нет ничего уникального. Вот вообще. Чего-то такого, от чего стоит впадать в депрессию. Ничего сверхъестественного и героического ты не делаешь. Просто смирись с этим и прими это». И мне от этого становилось легче.

О работе и материнстве

Если ты хочешь работать – должна работать. Нет ничего ужаснее, чем унылая и недовольная мама. Если можно заниматься чем-то, что вдохновляет тебя, увлекает, дает тебе силы – делай!

Есть женщины, которые реально получают кайф от длительного декрета. Но я не представляю, как это. Для меня это – сильные женщины. Я так не могу, это очень сложно.

Для меня совмещать беременность, материнство и работу – легко. Я бы не разделяла все это в разные сферы жизни. Я получаю энергию от своей работы. Несмотря на то, что много работаю, это добавляет мне сил. Поэтому я и работаю так.

Сейчас я учусь находиться в моменте, как говорят. Это когда у тебя есть суббота или воскресенье, и ты полностью посвящаешь время ребенку. Не проверяешь почту, не отвечаешь ни на какие сообщения. Это трудно сделать, когда работа и жизнь очень сильно переплетаются. Но я стараюсь себя перевоспитать.

лера бородина

 

О воспитании

Я очень старалась делать все, как нужно, просто потому что не у кого было спросить, как можно сделать иначе. Рожала естественным путем, ходила на курсы, дышала, укутывала-раздевала Соню, настраивала температуру до 19 градусов, включала все эти парогенераторы, гуляла каждый день. В общем, все делала правильно. И во время прогулок чувствовала, что схожу с ума.

Сейчас я считаю, что лучшая книга, которую надо прочитать, – «Французские дети не плюются едой». Это гениально. Книга кардинально меняет подход к воспитанию ребенка. Я сейчас хочу еще раз ее перечитать и раздать всем родственникам.

У меня нет иллюзий, что я мама, на которую стоит равняться. Я переживала, что мало времени уделяю ребенку, что-то где-то недодаю. Это было. И это какое-то самобичевание.

Но сквозь тернии и свой личный опыт я вывела собственную теорию воспитания: у ребенка должна быть счастливая мама, которая реализована, которая чувствует себя хорошо и не жертвует ничем ради детей. Моя мама была с теорией не согласна, очень долго противилась ей, да и я сама внутренне долго не готова была ее принимать. Но все же пришла к этому.

лера бородинаВот моей маме в свое время предложили играть в оркестре, она отказалась и выбрала воспитание детей, о чем нам постоянно напоминала. Но я как-то ей сказала: «Ты же меня об этом не спрашивала, ты сама это выбрала». И мне бы сейчас хотелось, чтобы мама тогда выбрала оркестр, реализовала себя там. Пускай бы меньше времени проводила с нами, но возвращалась домой со счастливыми глазами. Вот о чем я говорю.

Мы рожаем детей не для того, чтобы следить за каждым их шагом. Это отдельные люди, которые вполне могут быть на тебя не похожи. Все дети разные, и многие вещи врожденные. И ты не можешь влиять на них напрямую. Например, можно научить ребенка пользоваться вилкой и ножом, здороваться и прощаться. То есть – каким-то элементарным, базовым вещам. Но все остальное заложено внутри. Я в это верю.

С Соней мне очень интересно. Нам есть о чем поговорить.  У нее свой, очень интересный взгляд на мир. И это здорово.

Сейчас, будучи беременной второй раз и вспоминая сложности с первым, у меня возникают какие-то страхи. Но мне очень сильно хотелось родить ребенка от этого мужчины, которого я люблю. Это было взрослое, очень взвешенное решение. Поэтому все иначе.

А еще я понимала, что Соне нужно либо собачку покупать, либо рожать кого-то. Я выросла в большой семье, где есть старший брат, младшая сестра, куча родственников. Это важно – быть не одним ребенком в семье. Да еще и в нашей, где столько людей вокруг одной Сони бегают. Папа мягкий, бабушка мягкая, няня мягкая. И только мы с Андреем – два цербера, пытаемся держать ее в руках. Важно этот эгоизм выбить из ребенка. И самый естественный способ – дать ему компанию, когда за кем-то нужно будет следить, ухаживать, нести ответственность.

Семья

Сейчас у меня ощущение семьи другое, нежели в первый раз. На самом деле, только сейчас у меня это ощущение появилось.

Семья – это состояние, в котором тебе комфортно в любой период жизни. Это место, где не нужно ничего придумывать и играть. Место, куда приходишь, и тебе здесь всегда стабильно хорошо.

Мне сложно объяснить это по-другому.

Я могу прийти поздно, могу не приготовить еду или еще чего-нибудь сделать или не сделать, но я не испытываю никаких угрызений совести. Мне комфортно.

В первый раз у меня этого ощущения не было. А теперь оно появилось.

лера бородина

Няня 

Я из тех людей, которые считают, что лучше меньше бабушек, но больше нянь. Бабушка должна быть как вишенка на тортике – пришла, поиграла с ребенком и ушла. Но ни в коем случае не баловала ребенка.

У нас прекрасная бабушка, но она устает, и я бы с удовольствием давала бабушкам больше отдыха, чем стала бы упрашивать их посидеть с внуками. Поэтому у нас есть няня – она с нами давно и уже стала практически членом семьи. Соня уже пошла в сад, а няню мы все равно оставили, теперь она забирает ее и занимается с ней дома.

Няне нужно доверять на все 100%. У меня не было ревности, что няня может заменить маму. Я уверена в Сониной любви и в своей любви к ней. Няня же должна создать режим жизни ребенку, у нее должны быть для этого определенные навыки.

Советы

Женщина должна искренне и открыто говорить с собой. Если ей комфортно заниматься воспитанием ребенка и только – если она реализуется в этом, то пускай она три года спокойно побудет в декрете, занимается детьми и любимым хобби. Ведь это замечательно.

Если же она чувствует, что ей плохо, что это не приносит ей радости, и она себя мучает мыслями: «Я же мать. Я должна быть с ребенком, а мне это не нравится. Боже, какая я ужасная мать». Вот тут уже нужно отпустить себе грехи и признаться, что основная ценность для ребенка – это психически здоровые родители, и уж тем более – мама.

Одним словом, если твоя реализация в работе или в чем-то еще делает тебя счастливой и наполненной – это нужно делать.

Дети нас чувствуют. Особенно, когда они маленькие. Связь мамы и ребенка очень плотная. И если малыш чувствует (а он чувствует), что ты несчастлива, он и сам не вырастет счастливым, как мне кажется. Это очень тяжелая работа над собой – именно над собой.

Моя миссия как родителя – вырастить ребенка счастливым, в максимально здоровой семейной обстановке. А все остальное ему даст жизнь. Поэтому нужно заниматься собой – своим развитием и созданием правильной атмосферы.

И, наконец, задача каждого человека (неважно, мужчины или женщины) – прожить счастливо свою жизнь. Работайте над этим.

лера бородина

Автор — Ирина Порецкая, о бизнесе, о материнстве

Trackbacks

  1. […] отдачу. Также украшения есть в салоне аренды платьев Oh My Look, где украшения и продаются, и сдаются в […]

  2. […] мамы Лера Бородина, основатель сервиса аренды платьев Oh My Loo… и G.Bar, и Алла Клименко, основатель проекта […]

  3. […] Oh My look. В моей картине мира – это не самый жизненно необходимый сервис, но я в восторге от того, как из него сделали настоящее комьюнити, к которому тысячи девушек хотят иметь отношение. […]

Speak Your Mind

*