шалва амонашвили
Mom's

Шалва Амонашвили: «Учитель тот, кто в класс идет учиться»

23 ноября в креативном пространстве more состоялся тренинг Шалвы и Пааты Амонашвили «Гуманная педагогика». Легендарный 87-летний Шалва Амонашвили, основоположник гуманно-личностного подхода в педагогике говорил о духовной природе детей и о том, как учителю изменить взгляд на свою профессию, учеников и родителей и овладеть искусством быть Учителем.  Записала для «Освіта Нова».

Слышали о методике «воспитание взглядом»? Когда мама так смотрит на нашалившего ребенка, что ему хочется сквозь землю провалиться. Или наоборот – касается чей-то взгляд твоих глаз, и в груди разрывается огромная световая граната, а ее тепло разливается по всему телу. Официально такой методики нет. Но каждый из нас о ней знает

Шалва Амонашвили – учитель, автор гуманной педагогики, 80-летний мудрец, излучающий Свет. На мастер-классе в Киеве он мастерски воспитывал взглядом взрослых людей, заставлял задуматься и переосмыслить такие простые понятия, как «ребенок», «дети», «учитель», «урок». После общения с Учителем ты уже никто не сможет прийти к детям и действовать так, как раньше. Потому что дети – это не просто дети, а обучение – это не просто передача знаний из одной головы в другую. Как же это?

Шалва не говорил, как быть учителем, или каким надо быть учителем. Он показывал, что значит быть Учителем. Он продемонстрировал, как работают его методики на практике. И поверьте, этот подход дарит свет и расширяет сознание.

Предлагаю вам погрузиться в атмосферу гуманной педагогики, в которую погрузил присутствующих на мастер-классе Шалва. Очень хочется, чтобы каждый ребёнок, с которым вы соприкасаетесь, обретал с вашей помощью крылья и находил свой путь.

Далее словами Шалвы Амонашвили.

После защиты диплома я стал авторитарным педагогом. Преподавал, но внутренне понимал, что от таких методов надо отходить. Но как? Не знал, искал. На помощь пришла классическая педагогика.

Если хотите овладеть искусством педагога, вам поможет только классическая педагогика – Марк Антуан, Иоганн Генрих Песталоцци и другие. И даже украинцы-классики – Ушинский, Макаренко, Сухомлинский. Почему они?

Классика опережает сознание.

В педагогике все идеи давно родились, но некоторые ещё ищут своих исполнителей. Классическая педагогика открыла мне дверь к гуманной педагогике. Но я копал глубоко. Меня интересовало, что же породило классиков?

Оказалось, что вся мировая вершина классики исходит из христианского учения.

Классики не всегда могли писать открыто свои мысли. Задумайтесь, почему великий педагог Макаренко написал «Педагогическую поэму», а не «Педагогический доклад»? Он писал в сложные 20-30-е годы о том, как люди помешались на материализме и забыли, что у человека есть душа. Он не мог сказать это открыто и заложил в подтекст. Только литературные произведения терпят подтексты.

Осознав это, я понял, что основу надо закладывать в подтексты, а людям давать методики. И если они их воплотят, это точно будет лучше для детей, чем административные методы. Учитесь читать подтексты, и мир откроется глубже.

Науки в этом всем нет. Только вера.

Классическая педагогика – основа гуманной. А основа классической – христианство.

Духовная опора гуманной педагогики

Поскольку мы не ученые, будем говорить о допущениях. Например, я допускаю, что Бог есть, я его видел. Я допускаю, что мой дух – это бессмертная сущность. Я допускаю, что моя земная жизнь – это отрезок для подготовки к вечной жизни.

Педагогика начинается с выбора.

Дальше я изложу свою веру в некоторых аспектах педагогики, а вы попробуйте принять (задавая вопрос или делая допущение, Шалва дает аудитории пару минут собраться с мыслями).

Первое допущение: Каждый ребёнок – Явление

Чтобы помочь человеку, мы стараемся понять, кто есть человек перед нами. Из своих допущений я делаю вывод: «Ребёнок есть Явление в нашей жизни. Он явился в этот мир по собственному желанию».

Если я верю, что ребенок – это Явление, и вхожу в класс детей с этой верой, я задаю себе вопрос: «Могу я кричать на явление?». Да, кто-то из детей опаздывает, кто-то приходит без домашнего задания, кто-то дерзкий и неугомонный, но каждый – Явление! И я тоже. Взрослые тоже Явления, но с опытом и даже дипломом в руках. Как принимать мне детей в этой вере? С чувством терпения или возмущения?

Если у тебя нет терпения, если есть хоть капелька нетерпимости и раздражения, не иди к детям, будешь им вредить. Тебе не достичь высокого искусства педагогики, ты не учитель, а преподаватель.

Учитель должен спотыкаться о детский нрав и оттачивать свое учительское мастерство, находя выходы из непростых ситуаций.

Второе допущение: Ребёнок приходит в наш мир со своим предназначением

Моя вера говорит: ребенок – это дух, который смотрит на нас сверху, он приходит в мир со своим предназначением, миссией! В каждом ребенке своя миссия. Каждый должен пройти свой путь. Как он выбрал он эту миссию? Еще перед выбором тела он выбрал свой путь. У меня нет фактов, но я это допускаю.

Передо мной в классе сидят разные дети. Вот дерзкий, шалун, хулиган, прилежный, у каждого из них своя Миссия. У вас в классах сидят Сковороды, Песталоцци, Пушкины. Что вы хотите им передать? Стандарты министерства? Тем самым вы унижаете себя, ваше искусство Учителя не растет.

Другое дело – вы помогаете ребёнку раскрыть свою Миссию, понять её. Когда вы по ночам готовитесь к завтрашнему дню и думаете о том мальчике, которому надо улыбнуться, о той девочке, которой надо шепнуть что-то, о том парне, для которого составляете вопрос и задаете его классу, а ответ ищете только в нем одном. Это – адресная работа учителя. Нельзя проводить урок «для всех». Но часто с детьми работают так, «в общем».

Учитель – не профессия, а искусство. Это образ жизни и в школе, и в семье. Можно ли открыть его в себе? Нет, если не промучишься 5-10-20 лет в поисках этого искусства.

А свои миссии вы уже открыли?

Третье допущение: Ребёнок может абсолютно ВСЕ!

Ребёнок несёт в себе огромнейшую энергию духа. У нее нет начала и конца. Если и будет что-то его ограничивать, то лишь тело – инструмент духа, привязанное к земле. Многим кажется: «мое тело есть я». Пропала моя жизнь, если я верю в это.

В современном мире мы часто слишком привязаны к чувству собственности. Но представьте, какую силу обретет дух, если воспитывать собственность без чувства собственности! Чувство собственности унижает человека.

Понятия гуманной педагогики

Толковать понятия я буду через свои допущения и веру, изложенные выше. Примечательно, но многие слова, которые мы используем каждый день, походят из санскрита.

Ребёнок. Что есть слово «ребенок»? Ребенок – это возрожденное новое бытие (санскрит).

Какие должны быть у педагога глаза, если смотришь на ребёнка как на возрожденное новое бытие, а не камень преткновения?

Задумайтесь. Наступят 40-50-е гг. этого столетия, наши дети будут уже не детьми, а мы – бабушками и дедушками. Какой будет жизнь ваша и их?

Жизнь через 20 лет зарождается в наших школах сейчас.

Можем ли мы навязывать свои взгляды и мысли ребенку? А знаем ли мы, что будет через 20 лет? Нам надо придумать нечто такое, что им пригодится и сейчас, и тогда, и после нашего ухода из жизни. И назвать этот путь «подготовка к жизни».

Тяжкое преступление навязывать ребенку свой путь. Мы имеем право только предлагать.

Гуманная педагогика ведёт к мудрости владения самим собой.

Дети. Кто такие дети? Дети – это народ, действующий в истине.

Они не знают лжи, но мы можем приучить лгать, что и успешно делаем. Ты живешь в истине или во лжи? Быть толерантным или самим собой? У тебя есть своя миссия, свои взгляды? Будь им!

И вот вопрос: «Как я, учитель, могу не жить в истине среди тех, кто живет и действует в истине?»

Не методики, стандарты и программы решают наши проблемы, пусть будут, мне не мешают. Главное, как Учитель обыгрывает эти стандарты и какими глазами он смотрит на детей, предлагая все. В гуманной педагогике все зависит от Учителя.

Учитель. Великое понятие. Если составить словарь не по алфавиту, а по значимости слов, у каждого народа первым бы стояло слово «Бог», а вторым «Учитель».

Учитель означает «Душа, даритель света» (санскрит). В свете есть то, к чему мы стремимся.

Свет должен быть в учителе, не предмет. Потому учителя-предметники не годятся в гуманной педагогике.

Ученик – это душа, ищущая свет (санскрит). Дети всегда хотят познавать. Они неугомонные и шаловливые – таких не любят в классе. Но шалить в переводе значит «улавливать совершенство».

Мир ведут не ботаники и зубрилки. Шалость становится локомотивом.

Мамы, что больше встречается в вашей речи: «Не шали, не бери» или «Шали, шали, я с тобой!»? Вам удобно и хорошо или ребёнку удобно и хорошо?

Урок. Можно ли назвать его «передачей знаний?» Сухомлинский открыл величайший закон: «Без духовной общности воспитание не состоится». Сказал он это тихо, потому что нельзя было, но сказал смело. А у вас есть эта духовная общность с учениками? А со своими детьми? Часто мы улыбаемся и киваем детям, но между нами нет доверия и открытости.

Урок – это таинство. Урок – это квинтэссенция будущей жизни. Ваши уроки – это подарки детям. А определение урока как «формы организации учебного процесса» унижает нас самих.

Если опираться на выше изложенные понятия, вот что говорит вам каждый ребенок в школе (особенно шаловливый): «Учитель, дай мне свет! Дай мне силу и волю, ведь видишь, какой я шаловливый, не могу справиться с собой. Не любя меня не приходи ко мне, от тебя толка мне и моему взрослению не будет. Переливай весь свой свет в меня, чтобы, когда придут удары судьбы, я смог принять их и вовремя воспрянуть духом. Потому что после ударов судьбы я становлюсь еще лучше».

Слышит ли ваше сердце и душа эту мольбу ваших учеников?

Многие учителя вредят детям. Но помните: «Где хорошие учителя, там хорошие ученики».

Гуманность. Происходит от слова «умен» (санскрит) и означает «смертный, который ищет своё бессмертие, который находится в процессе самопознания и духовного поиска. Слово «умный» произошло тоже от «умен».

«Будь умницей! – говорим мы ребенку, отправляя в школу. – Поднимай руку, не дерись, учись – и ты умница» – скудное наставление родителей.

Лучше бы мама сказала: «Будь умницей. Если кому нужна помощь – помоги. Если у кого нет чего-то, поделись –  будь щедрым. Нужна кому улыбка – улыбнись. А кого надо защитить – защити, будь сильным! И таким вернись ко мне».

Гуманная педагогика – это способ помочь ребенку обратить свой взор на внутренний мир, где его миссия и суть.

Спросите себя «Кто я для своих учеников – радость и счастье или горе и мучение? Станут ли они великодушными и благородными учениками и гражданами своей страны через 10-20 лет?

Учитель тот, кто в класс идет учиться. Если вы сами учитесь, ваши дети, конечно, научатся. Учитель – основа всех основ.

Пожалуйста, почитайте Сухомлинского «Как любить детей». И попытайтесь выдержать его требования к вам, и пойти уже так  и к семье, и к мужу, и к миру.

Методы гуманной педагогики

Ваши ученики – ваши учителя

Чему научили вас ваши ученики? Как вы изменились от того, что этот мальчик дерзко себя ведет, девочка плачет, а этот очень талантлив? Если это не анализировать, ваше мастерство не будет совершенствоваться.

Например, однажды раздал я тетради, и вдруг Леночка заплакала: «Не люблю математику». Я не понял, почему она вдруг разлюбила математику, но я не могу без боли проживать чувства ребенка. «Все красное!» – говорит она. Значит, ее раздражают мои ошибки! Я знаю, что дети учат меня выстраивать гуманную педагогику, Леночка мне и сказала: «Учитель, тебе очень нужно искать в моих работах ошибки? Если хочешь, чтобы их не было, ищи мои успехи! Почему от слёз к другим слезам ведёшь меня?!».

Именно тогда я заменил красные чернила на зелёные и начал искать не ошибки в работах детей, а удачи и успехи. Хоть что-то правильно решено –подчёркиваю зелёным: «Я рад, я удивлён и восхищён тобою!». А рядом я держал тетрадь и красные чернила, где писал свои ошибки в педагогике. Так выстраивал я новые упражнения и шел с ними к детям.

Частая ошибка – контрольные работы: «Достаем листочки, подписываем работу…». Дети боятся этих слов, рука дрожит и сознание перекрывается. Вы же можете не говорить детям, что эта работа – контрольная, а другая – нет? Не запугивайте. Говорите «обычная работа» или «творческая». Тогда не будет страха и писать её они будут лучше.

Учитесь не поправлять ошибки, а учиться на них. При таком подходе сознание меняется. Мое отношение к детям меняется – видеть удачи, поправлять неудачи.

Дорисовывание (строится на психологии согласия)

Дети разные, с некоторыми сложно, с другими легко. В гуманной педагогике запрещено доносить о детях родителям. Дети вас будут за это ненавидеть. Кто пойдет за таким учителем?

Ваши воспитательные и образовательные проблемы с детьми – это ваши проблемы. Перекладывать это на плечи мам и пап невозможно. Что они будут с этим делать? Вы раздражаете родителей, их гнев обрушается на детей. Так разрушается школа. Что же делать?

Возьмем пример именно воспитательной работы, потому что она сложнее. Вы видите, что у мальчика недоброе сердце. Как сделать его добрым? Маму звать? А что она сделает? Наблюдаю за ним день, неделю, и вдруг замечаю, что нехотя у него что-то доброе получилось. И тут начинает действовать мой метод. Я восхищен и удивлен: «Какое у тебя доброе сердце, мне б такое!». Раздуваю эту мелочь, чтоб он был удивлен, каким он есть. Он подвиг свершил, доброе дело сделал! Да, я раздул то, что еще слабо, но есть в нем, и возвышаю его в его же глазах

Каждому нужно, чтобы его ценили, видели и благодарили. Разве вам не хочется этого?

Родителей тоже надо облагораживать. В ваших силах сделать родителей чуточку добрее к детям.

Дорисовывайте своих детей, пожалуйста. Их легко ругать, но так вы лишь извергаете свое раздражение. В этом искусства нет.

Искусство в том, чтобы возвышать ребенка, который этого не заслуживает. А потом в нем точно будет то, что мы творим с ними!

Мы гордимся слабыми учениками, которых сделали сильными.

Учитель реформирует школу. Он же ее деформирует.

Школа переводится как «лестница». Мы построили здание и забыли, что сами есть школа. Мы идем вместе с учениками к предмету, открывая секреты и знания, которые уже есть в каждом.

Взращивайте в себя состояние «Учитель от Бога». А для этого нужна воля, сила и вера!

Соавторство

Благодаря соавторству можно избавиться от проблем с домашними заданиями.

Прихожу в 3-й класс, говорю: «Откройте учебник на странице, почитайте стихотворение, а потом я хочу вам что-то сказать». Прочитали и спрашивают: «А что хотите сказать?». Намеренно занижаю голос, вхожу в доверительный разговор (доверительный тон облагораживает):

– Вы знаете, ребята, это стихотворение – это утверждённый стандарт, учебник же. Мне надо дать вам этот стих наизусть выучить, а потом опрашивать…

– Дайте.

– Не могу это сделать! Вчера я много думал, а тебя даже во сне видел (не видел, конечно, но я дорисовываю – это искусство). Ты – сам поэт, твои стихи восхищают. Так прекрасно ты читаешь свои стихи. А этот стих хуже твоих, и прочитаешь его ты не так, как свой. Потому мне неудобно давать тебе его выучить наизусть.

Урок уже идёт в этом диалоге. А я подхожу к каждому ребёнку и что-то ему говорю адресно: «Как люблю тебя за твои мысли!», «Как удачно ты используешь слова в поэтической речи», «Это стихотворение – ниже твоего вкуса!»…

– Для вас – выучим, – говорят дети в какой-то момент.

– О! И я для вас, ребята, чего только не сделаю!

Урок идёт, непринуждённый разговор. Свет учителя переливается в детях и видим это жертвенное чувство: «Для вас выучим». Мы нашли мотив, чтобы выучить это нудное стихотворение.

– Нет, ребята, все же неудобно мне. Для вас я тоже все сделаю. Но как-то неудобно это стихотворение вас заставлять учить.

– А давайте мы сами выберем это стихотворение и выучим! Можно так?

Я восхищён!

– Кто это сказал? А ну-ка, повтори, что ты сказал? А что же будет завтра у нас, если каждый из вас найдёт своё стихотворение, лучше, чем это, и прочтёт его? Как же мне это сделать?

– А мы выучим стихотворение, а вы будете слушать!

– Ой, я спать не буду, буду ждать завтра!

Это – 3-й класс. Дети расходятся. Будет ли проблема с домашкой? А завтра каждый ребёнок придёт со своей страницей в учебнике. И мы получим фейерверк поэзии!

Это – свободный выбор. Дети сами повысили планку познания. А мотив какой? Личностный. Не из внешнего мира, как шприцом уколы, а внутри зарождённое чувство, в котором мы вместе приходим к предмету. А я потом выйду из этого урока на крыльях: «Я – другой учитель. Меняюсь».

Дети могут стать соавторами каждого учебника – математики, литературы и всех других.

Этот подход вам по душе? Тогда повторите! Пусть не с первого раза, но у вас это получится!

С большим сердцем. Свободой выбора. Психологией согласия.

Нашептывание

Речь нужна нам не для себя, а для того чтобы общаться с другими. И её стоит использовать активно в работе с детьми. Изменяя тон голоса, мы дирижируем атмосферу. И чем тише говорим, тем внимательнее дети слушают, они прислушиваются, ведь только какое-то таинство так тихо передаётся, а это – интересно.

Не только речь учителя важна, но и руки. Если вы мужчина, руки ваши должны быть руками Ростроповича (дирижёра), а если женщина – руки балерины. Тогда ваши руки призывают, воодушевляют детей.

Нужно прикасаться к детям, гладить их, просить что-то шепнуть вам на ушко или им шепнуть. И если вы не можете опуститься на корточки, чтобы ребёнок дотянулся до уха, не идите к ученикам, пока это не вылечите!

На уроке должно быть человеческое тепло. Это – проявление нашей любви!

Вернёмся к нашёптыванию. Прихожу к детям на урок и говорю: «Представьте, будто сегодня у каждого здесь в классе День рождения! Да, это не так, но когда есть «будто», то все возможно. И так, у всех нас День рождения. И я принёс вам подарки, слова-подарки. Если они вам понравятся, берите с собой. А не понравятся, принесу другие. Но так просто я слова не отдам. Как думаешь, сколько слов хочу тебе подарить?». И показываю картинку.

– А ну-ка, как вы думаете, что здесь за слова? Шепните мне на ухо!»

Конечно, я готовлю урок заранее, продумываю, какие слова загадать, как их подать так, чтобы дети задумались над смыслом. А подхожу к ним так, будто они уже даже читать умеют, хотя ещё нет. Когда дети берутся разгадывать слова, я подхожу к каждому, опускаюсь на корточки, чтобы они шепнули свои разгадки. А я в ответ (неважно, правильный или нет), говорю: «Слушай, ты такая умная, люблю твои глазки!». Иду к другому ребёнку. Перед каждым так за урок становлюсь и каждого хвалю, выделяю.

Шаг за шагом в нашем диалоге они пробуют читать, будто уже умеют, размышляют, разгадывают слова и берут с собой три слова-подарка. Я учу их произносить слово «Любовь» так тихо и ласково, какой и есть любовь. Мы делаем это вместе, а в ответ им говорю: «Спасибо! Аж мурашки побежали по мне».

Или говорю кому-то на уроке: «А это упражнение сочинял для тебя!». И ребёнок растает, маме обязательно расскажет, и семья меняется.

Это – комплексный подход, когда дети мыслят и запоминают.

Философствование – истинное развитие речи. Когда учитель намеренно рассеянный и забывчивый на уроке, а дети напоминают и поправляют его – вот тогда вы идёте к предмету. Проверьте.

Шалва провёл этот урок речи для первоклашек нам, взрослым. И было ощущение, что ты попал в интересный квест, когда хочется разгадать каждое слово, когда интересно, что же учитель шепнёт тебе или кому-то на ухо, когда хочется шепнуть тихо-тихо свой ответ ему на ухо. Когда урок и вовсе не урок, а способ задуматься на тем, что значат слова «человек», «любовь» и любое другое слово.

«Гуманная педагогика приводит к тому, что дети опережают стандартную школу и классы»

Четыре поколения Амонашвили: Шалва, его сын Паата, внучка и правнучка

Текст подготовила для «Освіта Нова»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *